воскресенье, 7 сентября 2014 г.

Участник конкурса в номинации "Публицистика" Протопопова Татьяна

Алёшин. История поиска дальнего бомбардировщика

Начало поиска. У нас в семье всегда живут воспоминания о подвиге нашего предка – военного лётчика Андрея Васильевича Алёшина. Он погиб в 1941 году, будучи командиром экипажа дальнего бомбардировщика. В 106-й школе г. Красноярска (она же гимназия «Универс»), которую оканчивал мой младший сын Дмитрий (правнук Андрея Васильевича), принято писать диплом. Собрав все наши материалы, он под руководством историка стал писать работу под названием «Поиск места гибели военного лётчика А. В. Алёшина. Опыт эгоисторического исследования», позже она была размещена на сайте библиотеки Сибирского федерального университета.


Дети Андрея Васильевича (а их у него было двое) неоднократно предпринимали попытки обнаружить какие-нибудь сведения об отце. Но если еще и сегодня трудно что-то найти о днях наших поражений, то во времена прославления побед некоторые страницы войны просто откровенно замалчивались. Атэлла Андреевна (дочь А. В. Алёшина и моя мама) вспоминала, что им говорили о засекреченности сведений. Ушедшая из жизни в 1981 году вдова А. В. Алёшина – Мария Филипповна свято верила в успех наших будущих поисков.
Для начала мы послали в Новгород-Северский военкомат запрос. Но, не дождавшись ответа из военкомата, направили письмо в Москву на Поклонную гору и получили ответ, что информацией об А.В. Алёшине там не располагают. В сети Интернет какие-либо сведения также отсутствовали. Поэтому было решено организовать собственный поиск.
Начали с того, что детально изучили имеющийся у нас паспорт Алёшина. Через некоторое время нашлись еще два документа: извещение и справка. Оба документа датированы 7 сентября 1941 г. (извещение № 8/41, справка 9/41). Андрея Васильевича уже нет. Мария так и не узнала дату его гибели – 3 сентября 1941 г. Нам эта дата стала известна лишь в 2000 году.
Изучив имеющиеся у нас документы, мы составили письмо от имени старшего сына и разослали его в различные инстанции. В письме говорилось, что А.В. Алёшин геройски погиб в районе деревни Удалово (так было указано в документах). Необходима любая информация о подробностях трагически завершившегося воздушного боя и месте захоронения лётчика. Письма были разосланы в Центральный архив министерства обороны, Российский комитет ветеранов войны и военной службы, Военно-морской архив, Российское общество историков-архивистов, Российский государственный военный архив, а также в несколько московских газет. Но в ответах на наши письма никакой информации не было. И вот мы получили официальную бумагу за подписью главы районной государственной администрации, где было указано, что на территории Новгород-Северского района нет деревни Удалово. Но в сообщении, вероятно, содержится ошибка, и Удалово на самом деле называется Уралово.
Мы снова написали в Новгород-Северский. Попытались с ними разделить тревогу за будущее Украины, выразили понимание, что сейчас, в сложнейшем политическом противостоянии конца 2004 года, им не до нашей частной проблемы, и просто просили посмотреть, не мог ли наш прадед быть захоронен в деревне Уралово. Очень быстро пришел ответ, что село Уралово находится по соседству с Новгород-Северским районом ближе к Сумской области. Во время войны над с. Уралово было сбито 2 самолёта. Один из них упал в болото, поэтому останки членов экипажа не были захоронены. Другой самолет упал в селе. Два человека, которые в нём находились, погибли. Имена их неизвестны. Могила, где они захоронены, сохранилась. Для дальнейших поисков целесообразно связаться с Ураловским сельским Советом.
Вслед за первым пришло еще одно письмо. В нем было сказано, что после воздушного боя в районе села погибли четверо лётчиков. Все они были захоронены на местном кладбище.
В течение всех этих лет мы пытались уста­новить связь с Центральным архивом Министерства обороны в г. Подольске. Но наши письма долго оставались без ответа. И вот  первый ответ получен. Было сообщено, что в приказе по 4-му дбап № 11 от 8 сентября 1941 г. (Красная Заря) значатся погибшими в боях с фашизмом германским в/стрелок мл. сержант Кривицкий Леонид Захарович, в/стрелок сержант Цапин Василий Александрович, в/стрелок сержант Птицин Алексей Александрович, пилот лейтенант Алёшин Андрей Васильевич, в/стрелок-радист сержант Бебенин Анатолий Александрович, в/стрелок мл. сержант Апполонов Иван Павлович.

Россия в начале ХХ века и начало службы в авиации. Мой дед А.В. Алёшин родился 19 декабря 1910 года в небольшой деревне Журавлевка под Рязанью. Историки этот период в жизни нашей страны связывают, прежде всего, со Столыпинскими реформами.[1]
В дальнейшем совершилась Октябрьская революция 1917 года. Страна шла по пути индустриализации. Родители А.В. Алешина принимают единственно верное решение - ехать в Москву.


Андрей переселился в Москву позд­нее других и пошел работать на завод ЦАГИ. Работая в ЦАГИ, он вступил в комсомол, а затем и в партию. Он был направлен по комсомольской путевке на учебу в г. Энгельс Саратовской области в летную школу.

У нас в семье хранится снимок, на котором Алёшин запечат­лен в летном шлеме и свитере. На обороте надпись: Севасто­поль, 1933 г. На обороте видна неумелая надпись, которую позже сделал сын-сирота: «папа».
В 30-х годах, во время индустриализации, молодой, но обладающий знаниями и опытом летчик Алёшин был на­правлен служить в Красноярск. Пока, к сожалению, не удалось собрать достаточно сведений о его службе в Красноярске. Дело в том, что эти сведения всегда относились к тем, которые не под­лежали разглашению и к которым не было свободного доступа. В 1936 году он женился на Марии Филипповне Томиловой 18,-08.1908 г. - 08.04.1981 г.). Она приехала в Красноярск с отцом и тремя сестрами из деревни Шивера. 21 октября 1937 года у Андрея Васильевича и Марии Фи­липповны родилась дочь Атэлла.
 К этому этапу жизни Андрея Васильевича относится сохра­нившееся в семье воспоминание о пережитом большом страхе, когда он поместил у себя на квартире невинно репрессирован­ного, а затем освобожденного летчика. По рассказам Марии Филипповны, этого летчика все сторонились, никто не хотел с ним поддерживать дружбу. Однако Андрей Васильевич был непреклонен в своем решении.
Точно известно, что боевое крещение А.В. Алёшин получил на реке Халхин-Гол в 1939 году. Перед войной он служил в За­байкалье на станции Уккурей. Жена и дочь были с ним. Оттуда он улетел на войну в составе 4-го авиационного полка.
Мария вскоре уехала с дочкой в Красноярск, где были сестры. Было всего одно письмо от Андрея Васильевича с добрыми пожеланиями семье.

Продолжение поиска. Особую благодарность нам бы хотелось выразить Евгению Георгиевичу Каданцеву. В его письме сообщалось, что запрос был отправлен из Киева в г. Сумы с запросом о помощи и фотографией А.В. Алешина. Также нам предлагали обратиться к президенту Украины.  Было известно, что В.А. Ющенко – уроженец Сумской области, любит свою малую родину, охотно и серьезно помогает Сумам. Затем пришло письмо из Монино, из Центрального музея военно-воздушных сил, где обещали оказать содействие в поиске.
И вот главное письмо. Его автор Анатолий Иванович Лебедев сказал, что хо­телось бы более точно установить места захоронения каждого экипажа и поставить хотя бы один памятник семи авиаторам, погибшим на Ураловской земле. Кроме того, сообщалось, что в 1987 г. в школе № 51 Фокинского района г. Брянска открыт Музей боевой славы 6-го (бывшего 4-го) гвардейского Краснозна­менного бомбардировочного авиационного полка дальнего действия. Он продолжает работать активно по сей день; в этот музей можно передать все материалы. К письму прилагались книги А.И. Лебедева по истории поиска «Крылатая гвардия», «Надо помнить о них»,  «История одного боевого вылета», а также «Материалы научно-практической конференции ветеранов Дальней авиации».

Из моего дневника: «10.11.06. Вот это и свершилось. В завершающий выходной ноябрьских празд­ников пришла бандероль от А.И. Лебедева на имя Димы. В конверте были письмо и четыре книги.  В них было сказано, что, погибая и имея теоретическую воз­можность спастись, пилот Алёшин направляет самолет на повторное бомбометание. Все. Больше мне ничего не нужно. Он – герой.
Как бы хотелось объяснить Анатолию Ивановичу, что мой дед обрел в моей семье бессмертие совершенно естественным, каким-то почти бытовым способом. Но как помочь другим несчастным осиротевшим семьям в уста­новлении бессмертия своего геройски погибшего кормильца?..»

Чуть позже было отправлено письмо в Уралово: «... Посылаем Вам все собранные на сегодняшний день материалы. После их изучения мы пришли к совершенно неожиданному предположению. Возможно, в самолете в Сокольево только остан­ки одного И. П. Апполонова, а останки нашего А. В. и А. А. Бебенина вместе с останками четырех членов эки­пажа Земляного завернуты в парашют и лежат под па­мятником. Очень надеемся, что Вы поделитесь с нами своими мыслями на этот счет. 25.11.06».

Из моего дневника: «03.01.07. В последнем бою Андрей Васильевич был ведомым Степана Чемоданова. Мы узнали о нем в конце года. Наши оставшиеся в живых родственники не помнят этого имени. Мы очень хотели узнать больше об этом человеке».

В конце января пришло письмо из краевого военкомата, с рекомендацией по вопросу включения в Книгу Памяти фамилии прадеда обратиться в военный комиссариат того субъекта Российской Федерации, из которого он был призван в Советскую Армию в годы Великой Отечественной войны.
А позже мы получили вот такое неожиданное письмо с Дальнего Востока: «Слушая передачу 4-го марта 2007 г., я была в шоке об известии найденных останков единственного погибшего из 4-го авиаполка – Алёшина Андрея, погибшего в 41 году. Отчество я не услышала, или Вы не назвали. Может быть, это наш Андрей – брат моего мужа – Алёшина Зиновия Ивановича (1936 года рождения). Он всю свою жизнь искал своего брата Андрея, но ничего не нашёл, умер в 1992 году. Очень прошу, сообщите, пожалуйста, если что-то совпадёт с нашим Андреем. Заранее благодарю. Мой адрес: 692510, Приморский край, г. Уссурийск,… Алёшина Надежда Сергеевна».
Мы послали Надежде Сергеевне в Уссурийск все наши материалы и очень надеемся, что они помогут что-то узнать и об этом лётчике.
Затем копии всех наших материалов были направлены в Брянский музей 4-го авиаполка. Однако от А. И. Лебедева мы знали, что о других членах экипажа никаких сведений нет. Всё, что мы знали, – это адрес мамы Бебенина. И сыновья начали писать в разные места, сверяясь с картой.
Параллельно мы вели поиск единомышленников. Мы пытались понять, могут ли кому-нибудь ещё пригодиться наши исследования. Начали мы, конечно, со своего сибирского региона – со Всероссийской общественной организации ветеранов войны, труда, вооруженных сил и правоохранительных органов.
Но наши попытки опять были безуспешны. И вдруг поступило письмо от Кузьминой Людмилы Борисовны о том, что жив племянник нашего дяди – Бебенин Валерий Николаевич – в пос. Кр. Горбатка Владимирской области. Все старания были не зря. А потом мы получили книгу. На первой странице надпись: «Диме и Андрею Дробышевским с благодарностью за поисковую работу от автора. А. И. Лебедев. 23 февраля 2008 г.» Называется книга «С боевого задания не вернулись». Издана она Военно-воздушной академией им. Жуковского в Москве в 2007 году. Одна из ее глав называлась «Сбиты зенитной артиллерией. Поиск ведут правнуки».

Надеемся, что наша работа может быть полезна кому-то из на­ших сограждан. У нас есть список адресов, куда могут обращаться лица, ведущие поиск. Сейчас мы намерены описать историю всех воинов, погибших в нашей семье, и считаем, что у каждого молодого человека должна быть книга, в которой описаны подвиги и достойная жизнь его предков.

Комментариев нет:

Отправить комментарий