пятница, 5 сентября 2014 г.

Участник конкурса в номинации "Поэзия" Яков Быль

Опять Мы снова, как семья!
Опять Мы снова, как семья!
Морская гордость, Севастополь,
Неустрашимая душа!
А Крым – величия Акрополь,
Маяк для правды и добра.

Стихия моря, волн напевы,
Незабываемый простор!
Какая силушка для веры!
Надежды с правдой коридор.

Здесь каждый камень полит кровью,
Костями выстлана земля.
Но дух живой, хотя и с болью,
Опять Мы снова, как семья!


Морская гордость, Севастополь,
Неустрашимая душа!
А Крым – величия Акрополь,
Маяк для правды и добра.

Россия, ты жива корнями,
Устоями, и там, где Мы!
Где наш язык с его дарами,
Где наши образы мечты.

Опять мы вместе – воедино,
Душа живая, и поёт!
Как это радостно, счастливо,
Встречай величия восход!

Морская гордость, Севастополь,
Неустрашимая душа!
А Крым – величия Акрополь,
Маяк для правды и добра.

Яков Быль 23.3.2014

***

На Украине - Бес Король!
Как страшно видеть, что творится,
Какая в сердце с этим боль!
Бесчеловечное глумится,
На Украине - Бес Король!

Там хуже Ада преисподня,
У власти геноцида Вождь!
Что с головами там сегодня?
А в небесах смертельный дождь.

Летят осколки – рвут и режут,
Живую плоть кромсают, бьют.
Оскалом смерти раны лижут,
Калеками теперь салют…

За что друг-друга убивают,
Кому нужна такая скорбь?
Нечеловечье прославляют,
Что стало с вами, где любовь?

Брат брата смертью награждает,
А матерям истошный вой!!!...
Что НАТОвское воспевает,
Кто сатанизму дал постой?

Евросоюз, да чтоб ты канул!
Ты хуже чёрта истукан!
Со стороны узри, что сделал,
Сам для себя создал капкан!

Америка одна ликует,
А Англия поживу ждёт.
Она в кровавости жирует,
За Украиной – ваш черёд!
Что ждёт свободу?
Что ждёт свободу? – Боль и стоны,
Слеза суда, что по закону.
Продажность судей, прокуроры,
Чему поставили икону?

Народ тут власть! А где она,
Кому без сердца отдана?
Мы здесь на чьих теперь поминках,
А может, мы болеем свинкой?

Кто тут Творец с своей судьбой,
А почему один разбой?
Что просто головой киваем
И всё своё лишь забываем?

Где наша сила и душа,
Кому в закланье отдана?
Мы, только Мы – никто за нас!
Когда же пробужденья час?!

Яков Быль 4.4.2014

***

Кто я такой? - Осколок от былого
Кто я такой? – Осколок от былого,
Забытого, но всё же дорогого.
Величие теперь другое,
Коварно, грязно, не здорово.

Тут ночь накрыла красоту,
Весь мир напрягся – почему?
А стан врага костры разводит,
Как много их, что происходит?

Рассвет не виден, страх витает,
И вороньё поживу ждёт.
Зверь черной стаей окружает,
А значит, ратное зовёт.

Заря рассветная над полем,
И рати строятся в полки,
Вдруг небо вспыхнуло пожаром,
Так ощетинились клинки!

Два войска здесь – войны заслуга,
Так ночь и свет к себе влекут.
Два берега, вражды дорога,
Эх, чья возьмёт, что обретут?

Вдруг расступились, кто достоин?
Эй, выходи, сразись за жизнь!
И вышли двое, те, кто воин,
Чтоб честь свою не посрамить.

И начали сначала с слова,
С таких речей, где правды смысл.
Тут кто кого и мысль основа,
А для кого-то и корысть.

Один сначала: «Нас здесь тьма,
Отдайте ваши закрома»!
Да, вас здесь много, нам - нас рать,
Не отдадим! Земля нам - Мать!

Так долго языком цеплялись,
А слово за слово и в бой!
Как коршуны, с цепи сорвались,
Клюют и рвут, а звук стальной.

Но кто кого? – Не разобрать.
Кто здесь сильней, как угадать?
Нет перевеса, что сказать?
Но бой идёт, им и решать.

Вдруг изловчился витязь русский,
И пал вражина для закуски,
И покатилась голова,
Вот радость-то для воронья!

Ура, над полем полетело,
Конечно, праведное дело!
Но кто-то с горя закричал,
А кто-то к славному призвал!

И вновь сражение – мечи,
Горят глаза, пошли на Вы!
И воля сломлена уже,
Легко на сердце и душе!

Кто с алчностью на Русь придёт,
Тот кости здесь свои найдёт!
И враг весь лёг, ему и мука,
А нам, потомкам, в том наука!

В единстве сила и удача,
А это наша всех задача!
Так побеждали и всегда,
Теперь и нам пора пришла!





Жидович и Илья Муромец
Сокол мне поведал чудо, видно долго здесь прожил.
Рассказал, что интересно – растревожил, сокрушил.
А с чего? И сам не знаю, но затронул до глубин!
Сердцем это согреваю – дорожу душой седин.

Небо чистое – раздолье. Степь, аль это не края?
Вот оно любви приволье, где славянская душа!
Богатырская застава - тут былинные дела,
Киевской Руси начало, где тревоги семена.

Враг стремился уничтожить - зол, коварен и жесток,
И сейчас готов стреножить, только дай, и на крючок!
Было так, и ноне тоже, разве изменилось, что?
Нет, ещё коварней даже - снова выглянуло зло!

Ой, а прошлое то, как же? Что-то дальше поскакал.
Расскажу, что было прежде, а то вскачь уже погнал.
Надо всё осмыслить прежде, а потом и дальше плыть,
Дать дорогу с тем надежде, чтобы больше не скулить.

Так, аль нет? И я о том же - продолжаю о былом,
Что же было там в пейзаже? Честь и совесть за столом.
Атаманом - наш Илюша, что мы Муромцем зовём,
Он достоин, не для душа, с ним такие же во всём.

Левая рука – Алёша, правая - Добрыни взгляд,
Это Родины надёжа – богатырского отряд.
Всех двенадцать на заставе, тут и Гришка и Василь,
Долгополые бояре и другие не ковыль.

Никого не пропускают, даже мышь не прошмыгнёт,
Но друзей не обижают, а врагов на эшафот!
Долго так всё было чинно и решили чуть гульнуть,
Вроде мирно и невинно, как с таким не отдохнуть?

Двое к Киеву подались – по своим делам туда.
Там Григорий и Попович, и Добрыня на коня.
К Чёрно морю снарядился - поохотиться решил,
От всего там отрешился, а Илюшу сон свалил.

Захрапел в шатре высоком, аж дубравушка шумит!
Но не надо бы так, Сокол – враг не дремлет и не спит.
Просочился чёрный ворог, не увидели врага,
Колдовского видно норов, вот и грянула беда!

Хорошо, что хоть Добрыня, увидал, где вражий след,
Прыгнул не коня и в стремя, только пыль столбом, и нет!
Окатил «водой» Илюшу: «Что храпишь и всё проспал»?
Трясонул таким, как грушу – сразу на ноги поднял!

Зачесал затылок Витязь: «Эх, хе, хе, как сон сморил!
Кто же посадил на привязь и отравой напоил»?
Делать нечего – в погоню! Но кого туда послать?
Собираем всю дружину, чтобы вместе осознать!

Все собрались – поспешили, как же Княжество в беде!
Обо всём своём забыли, только дело в голове.
Кто нагрянул на Святыню? – Это надо распознать.
Кто готовит тут пустыню, где кровавая кровать?

Разузнали это быстро – в том Жидович виноват,
Действует всегда корыстно – он готовит и закат.
Запусти такого – сгинем, он отравит всё и вся,
Всё святое опрокинет и подмену даст, «любя».

Запусти козла в светёлку, и увидишь лишь рога,
Ядовитого горелку и вонючести глаза.
Он религию подарит, где лишь рабское тряпьё,
А любимое изранит, хуже пытки с тем жильё.

Да, дорога в преисподню! - Надо думать, и решать.
Ну и кто врага поймает, кто ему закроет пасть?
Долгополый не годится – полы ноги заплетут,
Васька с этим примирился - не его, пожалуй труд.

И Алёша не годится - алчное его влечёт,
Серебро и злато любит - дифирамбы им поёт.










Зарождение Московии


Гой - еси, добры молодцы,
Ой, поведаю, расскажу отцы,
И вам, девицы, что как солнышки,
Повесть длинную - ваши думушки.

О прекрасном том, где живёт мечта,
Что исполнится, коль хотеть любя!
Так должно ведь быть, как без этого?
Это дарит свет мира ясного.

Было, было то, верьте мне во всём,
Я ж ведь сказочник, не совру ни в чём.
Вот и слушайте, вот и ведайте,
Было это всё, было - слушайте:

Эх, состарился, позабыл уж год,
А история, прямо сладкий мёд.
Потому так всё, что чиста она,
Потому всё так, что зовёт любя.

Ну и вот начну, так с чего постой?
А начну с того, эх забор густой!
На родной земле, да в Московии,
Что же было там в той истории?

Было место там, что для трёх дорог,
Где река течёт, что для трёх ветров,
И дубы росли, тёмный лес шумел,
Вона, вона как! Снова я запел:

Жили люди здесь только русские,
Голубы глаза, светло русые.
Здесь дедов всегда чтили – славили,
Берегли их ум и не ранили.

Он ведь всё хранил, им земной поклон,
В нём исток родной и Родов Закон.
Тот Закон Любви, где лишь знания,
Где любовь во всём и стремления.

К той мечте святой, где сознание,
Да и здравый смысл с пониманием.
Там, где вечность вся, да и мудрость слов,
Где Закон Творца и других Богов.

Где в свободе жизнь только славилась,
Где любовь с мечтой честно ладилась.
Тут всегда жила радость гордая,
Где хранилась честь – вера твёрдая!

Всё закончен сказ, как все жили тут,
А начну с того, что душой все ждут.
Было это всё у одной семьи,
Где достаток был и лари полны.

То, что нужно им, всем амбар забит,
Это знали все, дом всегда открыт.
Для друзей – гостей и родни родной,
Кто желал добра, к ним и шел с душой.

Так жила семья, а чего не жить?
Только деток им, не пришлось растить.
Долго было так, и не год, не два,
Закручинились. Эх, тоска, тоска!

Как же быть им с тем, для чего же быть,
Для чего им всё, как мечту взрастить?
Что же делать им, ведь в любви живут,
Что сказать им тут? А всё ждут и ждут.

И решили вдруг, что пойдут к Волхву,
Вместе, за руки и пошли к нему.
Взялись поутру, чтоб к ночи дойти,
Долго ль, коротко? Но дошли, смогли.

Во дремучий лес довела тропа,
Где стоит изба и журчит вода,
Где творит добро мудрость вечная,
Где святая честь, безупречная.

Где стоят дубы, аж седые все,
Где горит огонь, что зовёт к себе,
Да и роща где, что святее нет,
Ведь она мечтам дарит истин свет.

Тут дышать легко, осветился лик,
Вышел с посохом к ним седой старик.
Что же детушки вы ко мне пришли?
Знаю, знаю с чем – это стон души.

И ушел от них, знать случилось что.
Что им делать то? А, уж всё равно.
Ведь решились же, дожидаются,
А глаза глядят - расширяются!

Зарябило, заискрило,
Посмотрите, что за диво!
Побежали звёзды – искры,
Прямо жар от зноя птицы!

Это, как бы опустилось,
Вспыхнуло и озарилось.
Появилось, ожило,
Проявилось Божество!

Светлый образ, ярче Солнца,
Где бушуют света кольца,
И мороз и наважденье,
От всех сил есть проявленье.

То Перун спустился с неба,
Повлияла видно треба.
Волхв хвалину произнёс,
И дары огню поднёс.

Ритуал весь совершил,
Ну и сам чуть попросил.
Всё исполнил по закону,
Вот и Бог с небес ко трону.

Волхв, он ведь волшебник знатный,
Знает всё, ум необъятный.
Понял, что с детьми случилось,
Это же не год копилось.

Веды с этим помогли,
Это знания Земли!
Как жить нужно, что, как делать,
Как любить, как правдой мерить.

Что искать, куда стремиться,
Истиной тут говорится!
Это то, что знать должны,
Кто достоин, в ком мечты.

Вот и всё, таков урок,
Кто трудился, с тем и Бог!
Тем Он будет помогать,
И любить, и вдохновлять.

Ну а тот, кто всех достойней,
Кто в учение проник,
Тот и должен быть Волхвом,
Как бы  Богоестеством!

Избирает его Бог, посвящает, признаёт,
Правь для разума даёт!
Волхв и вызвал, знанья с ним,
Но не справится один.

Бог всё может, Он могуч,
Он такой, как молний Луч!
Правду любит и любовь,
Коли вызвали, знать боль.

Знает горю, чем помочь,
Подарю ка я вам дочь»!
Закружилась голова,
Нет тут слов, одна хвала!

Засияли. Дева в слёзы.
Ничего, мечты дары.
На душе, так всё пригоже,
Просто Райские цветы!

Слёзы эти умиленья,
Благодарность от явленья.
Бог исчез, ушел на небо,
Сердце радостью запело.

Появился снова старец
И сказал, ища румянец:
«Дети, радуюсь за вас,
С вами Бог, услышал нас!

Вот, испейте-ка водицы.
И подал им из криницы.
А водица не простая,
То настой, она живая!

Тут вода с семи ключей,
А восьмое - Дух свечей!
И замешана трезубцем,
Солнца свет, но не безумцам.

В ней живая сила Яви,
Вот, какая, честь от Прави!
И испили, снизошло,
Как бы светом проняло.

Зарумянились, вспотели,
Каждой клеточкой запели!
Глазки ожили, сияют,
Как бы светом озаряют!

И летать вдруг захотелось,
Тело нежностью согрелось.
Поклонились: «Благу дар,
Не скудей любви алтарь»!

Волхв, им показал дорогу:
«Убирай из глаз тревогу!
На пути вас счастье ждёт,
То, где радости полёт»!

Там с хитринкою игрушка,
Детства ласковая дружка.
Терем встал, они у дома,
Накатили и истома!

Тут родное всё своё,
Да, а дома хорошо!!!
Время побежало быстро,
Сказочно, и в мыслях чисто.

Не успели оглянуться,
Даже вроде окунуться.
Жонушка, дитё зачала.
Вот, какое набежало!

Выстрадана и нужна,
Значит, станет, как Княжна!
Кто придумал, что Княжна?
Думаю народ сперва.

Ведь кругом же, рядом люди,
И добра хотят, не судьи.
Честь, по чести всё идёт,
Что ни день, живот растёт!

Быстро очень, не беда.
Лишь бы родила! Когда?
И пришли, Творец решил,
И без боли, без кручин.

Раз и всё, на ясный свет,
Девочка, как майский цвет!
Златокудрая уже,
Да и глазки к красоте.

Радуются все кругом,
Красотулечка же в дом!
Родилась, и засияло,
Новой жизни тут начало!

Все хотят её увидеть,
Приласкать и не обидеть.
Почему? Да вся в любви,
Выстраданы же мечты!

Вот и дивное явленье,
Вот ребёнок – загляденье!
Быстро, быстро подросла,
За день и на два вершка!

Во, но как! А, что не так?
Врет, что ль скажете мастак?
Нет, не вру, ведь Явь живая,
Выросла, коса густая.

И лицо, и стать видна,
И пригожа, и бела.
Лик, как ласка, а глаза,
Да, как просто Синь - Вода!

Ну, а брови? - Как ужалят,
А улыбка? – Звёздным дарит.
Да и талия, и грудь,
Просто восхищенья суть.

Грация, как у природы,
Нет касаний непогоды.
А, как песню запоёт?
Соловей смолкает, вот!

Он не знает, как посметь,
Лишь молчит, чтобы узреть.
Да и знает очень много,
И писать, читать без слога.

И считать, и вышивать,
Всё умеет, не отнять.
Да и травница ещё,
Да и мало ли чего.

Да, такой живой красе
Нужен Княжич к красоте!
Где его сыскать такого,
Чтобы мил и удалого?

Есть, конечно, молодцы,
Для кого то и Венцы.
Но не смотрит, глаз не кажет,
Просто ждёт, что сердце скажет.

Вот какая, вот напасть!
Всё в ней есть, кому же страсть?
Видно любит то, что любит,
А не нужное не будит.

Да, характер. Так и надо,
Ведь достойна и отрада.
Верит, что найдёт, придёт
Тут от звёзд желаний счёт.

Во на как! Да что ей нужно?
А что нужно, не наружно.
Вот, как всё, для правды дверь,
Только любому постель.

А тем временем на Вече,
Где вся честь и мудрость речи,
Собрались Отцы живые,
Где защитники родные.

Кто уже осмыслил твёрдо,
Кто он, что он, что достойно,
Кто хозяин, где есть дети,
И хозяйство, правды клети.

Вот такие собрались,
Чтоб решить и обсудить.
Как дружину создавать,
Для чего её сзывать?

От врагов хранить устои,
От напастей и застоя.
Нужно войско, хватит порознь,
Ведь в единстве силы поросль.

Нужен Город – Слобода,
Там, где ратные дела.
Чтоб в учёбе преуспели,
Чтоб мечи держать умели.

Палицы, копьё, стрелу,
Чтоб учились мастерству!
Да и как их прокормить,
Кто там должен дело чтить?

Значит, нужен им начальник,
Дела ратного охранник.
Князь – Защитник, кто такой?
И нашли такого – свой!

Глянулся, ведь всем удал,
Смел и мудр, сметлив, не стар.
Знает много, повидал,
И в баталиях бывал.

Вольный, правда, но немного,
Знает грань, с душой дорога.
Добр, отзывчив, но и строг,
Чуть не так, на век урок!

Разум, явно не в года,
Да и воля есть всегда.
Честь и сила у него,
Уважают, есть за что!

Вот какой, да подойдёт,
Что ж решили, он взойдет.
Князем будет, сам достиг,
Ну, а Волхв пусть подтвердит.

Он ведь с Правью, пусть решит,
Ритуал же довершит.
С этим примет Светлый Сан,
А огонь дочистит храм.

Ну, а Боги всё учтут,
Новоё в нём создадут!
Порешили, и дошли,
Принесли Родам дары.

Кто прошел огонь и воду,
Честь и слава от народа.
Подошли к Волхву с поклоном,
Бьют челом, умом – каноном.

Рассказали, что к чему,
Он в ответ: «Ведите, жду»!
Привели, а парень бравый,
Но смущается бывалый.

А чего не засмущаться?
Привели с Богами знаться!
Да, ответственность большая,
Рвётся сердце понимая.

Поклонился молодец,
Ждёт, что будет удалец.
Правильно себя ведёт,
Знает, страх не загрызёт.

Потому, что честен, здрав,
Да и замыслами прав.
Сам решил, а это всё,
Только так, а как ещё?

А никак, лишь только так,
Сделан выбор, с верой шаг!
Волхв спокойно призывает,
И с собой его ведёт.

К ритуальному огню,
К всем Кумирам, Божеству,
К Капищу, где воля Божья,
Где мечты без бездорожья.

Вечность здесь и бесконечность,
Но в единстве беспредельность.
Здесь и начат ритуал,
Голос светом зазвучал.

Обращение к Творцу,
В нём хваление Отцу.
С ним Стопы до неба встали,
Ввысь поднялись, засияли.

Как громады, горы, мысль,
Вот тут как, лишь сам держись!
Голос громом прозвучал:
«Ты зачем меня призвал»?

Волхв с поклоном: «Бог, прости,
Но народ тебя просил.
Твои дети, весь твой мир».
Бог сказал: « Достоин лир!

Начинай, пусть всё пройдёт,
Так, чтоб понял, в чём почёт,
А затем вручи, что нужно».
И пропал, но лишь наружно.

А Кумиры всё стоят,
Разгорается их взгляд.
Охраняют, дела ждут,
Начинается их суд.

И огонь, как сам восход,
Осветил весь небосвод!
Страшен он в своём желанье,
Выполняет заклинанье.

Что ж, ступай в него избранник,
А иначе ты изгнанник!
Во но, как? Да, только так!
Уничтожь в себе свой мрак.

Нечего тут отступать,
И бояться, убегать.
Нырк в жаровню, был таков,
Правда здесь для храбрецов.

Всё сгорает – грязь и мусор,
Это место не для трусов!
Даже мысли изменились,
Новые в огне родились.

Вышел из огня - хорош,
Весь, ну точно злата брошь!
Изменился, стал другим,
В нём родился господин!

Стать достойна, всем пригож,
Силища, с Перуном схож.
Кожа мягкая, как воск,
И одежда точно лоск.

Волос изменился тоже,
Не сгорел, а стал пригоже,
Как солома, цвет в неё,
Как осеннее жнивьё.

Но улыбка поутихла,
Новое в чертах возникло.
Мудрость Яви в ум вошла,
Вот такие вот дела.

Взгляд стал строже, ясный Сокол,
А скорее всё ж Орёл.
Да, вошел, был не таким.
Ну, а вышел, стал другим.

Мысли кто–то изменил.
О себе почти забыл.
Имя прошлое ушло,
Всплыло новое, не то!

Моск, откуда-то взялось.
Что за страсть, а может гвоздь?
Точно знает, что его.
И сказал, а что с того?

Волхв услышал, понял сразу,
Видно опытному глазу:
Посвящение прошел,
Имя новое обрёл.

Это Бог его назвал,
Всем и небу показал.
Значит, кликать нужно так:
Княже - Моск, в нём света знак.

Так и будет – Новый Сан,
В нём надежды талисман.
Что же имя означает,
Что оно всем предвещает?

Мир, Основы и Княженье,
Воинское назначенье.
Защищать и побеждать,
Всё по совести решать.

Тут основы словно сталь,
Меч заветный и мораль.
Тяжела, конечно, ноша,
Но она всё ж не галоша.

Не одеть ого так просто,
В нем есть сила и упорство.
Мощь, желанье, как булат,
Это образ, где собрат.

В общем можно, так сказать:
Имя это - Божья Власть.
Справедливая всегда,
А нарушишь, то беда.

Во на как? Аж Волхв присвистнул.
Во на, как? И жезл свой стиснул.
Рассказал он Князю это.
Тот опешил от Завета.

Значит надо так, ну что же,
Взялся, значит, это сможет.
Есть теперь одна дорога,
Где и вьюги, и тревога.

Что ж, ответственность большая,
Справлюсь, это твёрдо знаю.
Власти мне, такой не надо.
Надо то, что только надо.

Вот ответ достойный Мужа,
Не остудит сердце стужа!
Спохватившись Волхв сказал:
«Вновь продолжим ритуал.

На ка вот, испей водицы,
А потом волью живицы,
Чтоб узнал, какая смерть,
А потом чтоб жизнь воспеть.

Выпил Князь и рухнул наземь,
Как дубок, а может камень.
Появились трупны пятна,
Вот аж как? Да, неприятно.

Дед полил его живой,
Ожил голубь молодой.
Он открыл глаза, в них ясно,
Жизнь вошла, как же прекрасно!

«Одевайся»! - Лишь сказал:
«Будет новый ритуал»
Посвящение на сон,
Жадность, алчность и позор».

Вмиг оделся:  «Испытай,
Как захочешь, хоть пытай»!
Волхв подстилку подстелил,
Молодцу так услужил.

Закрывай, прекрасны очи.
Почему? Готовься к ночи.
Начал медленно читать,
Монотонно, как не спать?

Парень в дрёму окунулся,
Чуть, и тут же встрепенулся.
А его ко сну, ко сну,
Тянет словно в пустоту.

Но осилил всё же сон,
Выдержал, отторг затон.
И по новой, и ещё,
Всё прошел, а с тем и всё.

Устоял, перетерпел,
Заслужил и не сробел.
Молодец, хвала герою,
Будет Слава удалою!

Заслужил с тем и награду,
Получай, бери преграды!
Вот тебе шелом и меч,
Да и щит, чтоб уберечь.

А ещё стрела калёна,
Лук тугой, что не из клёна,
И уздечка для коня,
Выдержит теперь тебя.

Станет другом для походов,
Уберёт строптивый норов.
Вынесет из под огня,
Так полюбит лишь тебя.

Чуть подумал и опять,
Дал, что не хотел давать.
Это Скатерть - Самобранка,
Да и Гусли - Перебранка.

И сказал: «Иди-ка, с Богом,
Ратная твоя дорога,
Трудная, но вся твоя,
Эх, крутые берега!

Ты заступник для народа,
Для него твоя и доля.
Ты судья врагу живому,
А с разбитым по иному.

Сердце камнем пусть не станет,
Справедливость только знает,
По заслугам и сполна,
По вине и все дела.

Принял и хвалу воздал,
Благодарствую сказал!
Поклонился низко в пояс,
Распрямился улыбаясь.

А народ уже ликует,
Чуть почти, что не пирует,
Знает, что произошло,
Видели, что снизошло.

Поздравляют, но учтиво,
На душе у всех счастливо!
Ведь такое совершили,
Новое нашли, решили!

Распрощались, Князь остался,
Захотел, не удержался.
Он к Волхву, а тот уж знает,
С добротой его встречает.

Знаю, знаю, что ты хочешь,
Скоро ты найдёшь и очень!
Знаю, веришь, да и ждёшь,
Сердцем девицу зовёшь.

А она и недалече,
Вся такая же для встречи.
Доведёт тропинка эта,
Улыбнись с поклоном свету.

Князь опешил от такого,
Сразу же узнал, без слова!
Поклонился, что тут скажешь,
С знающим и не слукавишь.

Вот тут как, таки дела,
Молодцу жена нужна,
А всё нету по душе,
Но надежда есть уже.

Новость эта окрылила
И в дорогу снарядила,
Ноги сами побежали,
Остаются сзади дали.

 А ступил на ту тропинку,
Где та девица картинка.
Помните о ком глаголил,
Но не красил, правдой холил.

Вот туда и припустился,
Князь наш бравый, что решился.
Вмиг, до терема добрался.
Как так быстро оказался?

Дом стоит и всё в достатке,
Но играют с ним тут в прятки.
Постучался, никого,
Грустно стало вдруг с того.

Что же Волхв, куда направил,
Может, что ещё добавил?
С тем присел на кряж у дома
И запел, как непогода.

Но красиво, да и складно,
То, что из души, туманно.
Про берёзы, что у дома,
И про грусть, что так знакома.

Как тоскует, как он ищет!
Ту, которую разыщет,
Та, которая желанна,
Что для сердца долгожданна.

Так выводит, сердце стонет,
Так поёт, с собой уводит.
Вторят птицы, понимая,
Ветерок притих вздыхая.

Вдруг раздался голос звонкий,
Отозвался нотой тонкой,
Да такой, что дух заняло,
Новоё с ним зазвучало.

Так красив, что слух ласкает,
Так созвучно отвечает.
То один, затем другой,
Так общается любовь.

Вот всё как, не то, что нынче,
Грязь и мерзость, да и в клинче.
Ну, а песня льётся, льётся.
Словно соловьём поётся.

Двое вмиг её сложили.
Ждали видно, заслужили.
Порень встал, идёт туда.
Там, где голос, где судьба.

Видит роща, там девица.
Да такая, и не снится!
Обмер весь, стал камнем чёрным,
Не таким, а восхищённым.

Что сказать? И сам не знает,
Только очи округляет.
Словно пень, бывает право,
Так краса тут величава.

Ну, а девица краснеет,
То бледнеет, то алеет.
Словно лебедь красота,
Как Жар – Птица лепота.

Первым ожил молодец,
Слово выдал наконец:
«Я не знаю, чья такая?
Но я знаю, что родная»!

Сердце встало, в страхе ждёт,
Что ответит, вдруг уйдёт?
Нет, осталась улыбаясь,
Прячет, глазки, так стесняясь.

Слушает, но вид не кажет,
А ресничка сказку вяжет.
И сама вся расцвела,
Неподдельна красота!

Никогда с ней не бывало,
Чтобы так прекрасно стало.
Полюбился, вот и всё,
Глянулся, нашла своё.

Только, только увидала,
Поняла, о нём мечтала!
Да, вот так, а не иначе,
Ждали же и счёт оплачен.

Парень тоже, аж взопрел,
Чуть остыл и вновь запел:
«Ты люба мне, вот и всё,
Ждал тебя уже давно.

Что мне скажешь? Говори,
Если мил, то подтверди».
Руку к сердцу приложил,
Ну, а сам, так еле жив!

Ситуация, бывает,
И любовь об этом знает.
Сразу всё, не может быть?
Может, коль огонь возник.

Девица, с улыбкой дивной,
Вдруг ответила невинно.
Говорит: «А я же знала,
Только лишь тебя желала»!

Вот, бывает же такое?
Чудеса, безбрежно море!
Прямо сразу, без знакомства?
Нет же в этом вероломства.

Взялись за руки, пошли,
Как же сказочно милы!
Поняли, они едины,
Никогда не разделимы!

Так желанны друг для друга,
Что любовь им лишь подруга!
Вот всё как, да так и только,
Нет того, что станет колко!

Вместе же, да и с огнём,
А, чего? – Любовь во всём!
И в ненастье, и тревоге,
И в прекрасном на дороге.

А их ждут, пора пришла,
Новая взошла заря.
Там, где Папа, да и Мама,
Где родня, народа слава.

Что же, быль уже к концу,
Думайте, а я засну.
Так устал, что изнемог,
Много истоптал дорог.

Тяжела бывает правда,
Верьте мне, устал изрядно.
Что, хотите продолженья?
Будет ваше утешенье.

Но о чём? Скажите сами,
Но следите за часами.
А то так распетушусь,
Что не скоро к вам примчусь.

Ну, прощайте, чуть вздремну,
Отдохну и вновь начну.
Про забытые века,
Про любовь, да и дела.

А пока, вы ждите, ждите.
И пишите, говорите.
Ну, а я пока закончил,
Сон сморил, как он настойчив!





Ну, что же, здравствуйте, Бояре,
Да и Боярышни, я с вами.
Так, что же, вы меня не ждали,
А если ждали, что ж печали?

Продолжу сказ, а может, притчу,
Иль сказку, что мечтою чищу.
Напомню Вам, о том минувшем,
О нашем значимом, уснувшем.

Князь Моск, с избранницей своей
Отправились к жилью людей,
К родителям, они уж ждут,
Ведь вести быстро узнают.

А Мать всё чувствует и знает,
Да и Отец всё понимает.
Ну, а Народ ещё быстрей.
Молва, она такая – «зверь»!

И вот увидели - идут!!!
А, как идут? Да как плывут!
Ведь их любовь так окрылят,
И Солнце светит, освещает.

Как любо видеть это всем,
Не опорочено ничем.
И каждый вспоминает, было,
Пускай не так, но так красиво.

Такое есть, такое будет,
Коль повстречал, то и чарует.
Ведь продолжается любовь,
Ласкает чувства вновь и вновь.

Вот так, о чём я говорил?
А, вспомнил! Остудился пыл.
Ведь «стар» я очень. Окх, хо, хо.
Опять начну, вам хорошо?

Ну, вот: Дошли, пришли те двое,
А, что сказать им? Все пустое.
Ведь видят же, что с ними тут,
Наверное, и с этим ждут.

Князь, первый начал и сказал:
«Родители, примите дар!
Я ваш теперь, пока же гость,
Но ненадолго, мы неврозь!

Я ту нашел, что всех милей,
Так растворяйте шире дверь!
Я ведь мечтал, да и она,
Спасибо Вам за всё сполна.

Такой не отыскать нигде,
Нет лучше, хоть ищи везде!
Уж извините, что так быстро,
Что сделаешь? Вот так вот вышло.

Что делать? Я люблю, так сильно!
Не обману, любовь всесильна»!
Так всё сказал, что прослезились,
Слезинки радости скатились.

Потом сказала слово дочка:
«Родители, я ваша ночка,
И Солнышко, наверно, тоже,
Я знаю, вам я всех дороже!

Любили вы меня, желали,
Забылись горе и печали.
Я повзрослела - ваша страсть,
Теперь хочу, что хочет Князь.

Женой ему достойной быть,
Ему себя всю посвятить,
Чтоб, что хотели, проявилось,
И счастье ярче заискрилось!

Спасибо Вам, за всё – спасибо,
За то, что вижу я всё зримо!
За счастье, что мне дали жить,
И научили, как любить.

Народ, аж в слёзы – благодать!
Ну, что? Пора благословлять!
Всё в этих вот словах пригоже,
И для задуманного тоже.

Их Князь обрёл красу младую,
Задуманное с тем пирует.
А это любо всем - довольны,
Да и все речи всем пристойны.

Союз достойный будет – точно,
Тут Богово звучит заочно!
Не оскудеет знать земля,
Взрастится, новое любя.

Что дальше делать, вот вопрос?
А, что тут думать, был бы спрос!
Коль обручении прошло,
То дальше будет торжество!

А, как же? Ведь кругом согласье,
Всё и решилось в одночасье.
Что делать? Так тому и быть,
Ведь счастьем надо дорожить!

Теперь ещё один вопрос,
Другой ждёт стороны «допрос».
Но нет родителей у Князя,
В живых остался только дядя.

Мальчонке было пять годков,
Когда напала тьма врагов.
Нагрянул страшный Бассурман,
И уничтожил всех кагал.

Мальчишка раненый всё ж выжил,
Ведь Род с бедою не оставил.
Брат воспитал отца родного,
Вложил, что было дорогого.

Его призвали, он сказал:
«Спасибо Вам, что я узнал.
Горжусь, что вырастил такого,
Не осрамит меня живого.

Благословляю, быть сему,
Как радостно мне на Яву»!
И вытер с тем слезу скупую,
Склонив головушку седую.

Ну, вот и всё, решенье есть,
Так значит свадьба, делу честь?
Под осень это и случилось,
Не сразу всё, но совершилось.

Негоже сразу, неприлично,
Пусть станет новое обычно.
Войдёт всё в русло и своё,
Пусть всё обдумают ещё.

А осенью пошла готовка,
Кто, что несёт, во всём сноровка!
Чего ж скрывать? Ведь все свои,
А сообща мечты близки.

А, что? Коль вместе, то быстрей,
Хоть печь сложить из кирпичей,
Хоть дом построить, хоть сарай,
Хоть терем, силы через край!

Да, что там терем, хоть дворец,
Когда все вместе, мысль - творец!
Да, что дворец, да всё, что хочешь,
Всё ладится, что не предложишь!

Смотрите, так всё понеслось,
Неделя, две и всё срослось!
И терем выстроен большой,
С палатами, где всё с душой.

Как замок, только расписной,
Из дерева, но как живой!
Для сказки выстроен дворец,
Для красоты двоих сердец!

Есть башенки, да и балконы,
Резное всё, и да ж колоны.
Засмотришься на кружева,
В них обереги ото зла.

Внутри убранства дорогие,
Здесь не витают мысли злые.
Всё без единого гвоздя,
Крепка, надёжна старина!

Всё в доме есть, полны палаты,
Убранством расписным богаты,
И печки дарят свой уют,
Из труб дымок, прекрасен труд!

Внутри тепло, нагрелось жарко,
И на душе с таким вот сладко.
Лари полны, столы накрыты,
Перины и подушки сшиты.

Да и прислуга тоже есть,
С достоинством такая честь.
Нужна же помощь для добра,
Но нет в том рабства, горя, зла.

А как без этого? Ведь Князь,
Дана ему народом власть.
Он дело должен исполнять,
Задуманное претворять.

Ну вот, понятно всё пока?
Тут здравый смысл, ума рука.
Ведь не было рабов тогда,
Свобода всем была мила.

Ведь без неё одни проблемы,
Зло, зависть и его дилеммы,
А для достойного все блага,
Когда народу это надо.

Власть избиралась, но на время,
Не тяготило это бремя.
Наоборот лишь окрыляло,
Стать лучшим только предлагало.

А Князь достиг, все оценили,
Поэтому и наградили.
Не справится! Тогда и спросят,
Тогда и головы не сносит.

Вот так здесь было, так и шло,
Лишь лучшим было всё дано.
Захочешь быть таким, да будь!
Стремись и всё, но труден путь.

Вот так! Ну вроде бы и всё.
Ой, как же всё, а торжество?
Что думаете, как всё было,
Как раньше свадьба проходила?

Так, а с чего начать сперва?
Повспоминаю чуть, слегка.
Немного память взворошу,
И только правду расскажу.

Так, что за ритуалы были?
А девицу сначала мыли,
И жениха, чтоб дух воспрял,
Чтоб занял в теле пьедестал.

Чтоб чистота во всём была,
Чтоб подчеркнулась красота.
Потом рядить и заплетать,
И украшать, и наряжать.

Ну, в общем всё, что к торжеству,
Чтоб и красиво, и к лицу.
И все такие – торжество,
Ведь праздник, из души тепло!

И все такие, как алмаз,
Нет, изумруд, его рассказ.
Одежда радостью полна,
Такое всё, ну как весна!

А дальше что, кто мне подскажет,
Кто узел старины развяжет?
Дополните, коль я забыл,
Иль если не туда заплыл.

А наши двое у родни,
Волнуются - дела любви.
Жених и девица с собой,
Подругами, друзей игрой.

Жених сидит в одном дому,
А девица в своём кругу.
Нельзя им вместе быть пока,
Для осознания игра.

А парни у себя бузят,
Шалят и пламенем горят!
И обсуждают, и поют,
Душою молодой живут.

Потом и горькие начнут,
Не горше горя заведут.
О жизни, о житье – бытье,
О том, что любо так мечте.

Ну, в общем, многое о чём,
И о любимом, дорогом.
Ведь песни эти из души,
Вот почему и хороши.

Девчонки тоже, но своё,
Немного грустное и что?
Они ж чувствительней намного,
Вот потому-то и тревога.

О женихах поют, о чести,
Достоинстве своём без лести.
Ну ладно, хватит вам о грустном,
Пора напомнить и о «вкусном».

Пора, а то и мне взгрустнулось,
Пора, ведь новое проснулось!
Всё за невестой, Князь спешит,
Ребята, сердце же горит!

Ну и рванули всей гурьбой,
Так ринулись, огонь с душой!
Напор такой, что ветер свищет,
Кто тут невесту нам отыщет?

Нашли, где Солнце укрывалось,
Где пряталось и где скрывалось.
Дом в клещи взяли молодцы,
Эх, как добыть-то удальцы?

Ведь там подруг, да Боже ж мой,
Не отдадут, стоят стеной!
И что? Торговля началась,
Тут, кто кого, но не «украсть».

Хотели так, но не случилось,
Потом купить, не получилось.
Баталия. А, что - «Война»!
Кто обхитрит, та и взяла!

Две «вражьи» силы – лоб, на лоб,
И кто же больше в этом жлоб?
А парни клином: «Расступись»,
Девчата с криком: «Берегись»!

И так бодались много раз,
Угомонились, пробил час!
Всё ж выкупили, примирились,
Два берега соединились.

Теперь творенья волшебство,
Прекрасное в нём естество.
Тут два крыла, что для двоих,
Где вам невеста и жених.

Ну вот, настало торжество,
Ну, наконец–то тут родство!
Пошли все вместе в новый дом,
А там их ждут, народ и стол.

Тут их встречают Хлебом – Солью,
Да и улыбками, любовью.
Сначала папа, как глава,
Затем и мама, где слеза.

Потом и дядька для согрева,
Ведь знаете, какое дело.
А хлеб да соль всему начало,
Тут пота пролито немало.

Отведали то молодые,
Чтоб осознать дары какие!
По значимости, вот Закон,
Князь первый, а Княжна потом.

А для чего всё это надо?
Чтоб знали, где и в чём начало.
И вновь продолжилось веселье,
Ну, что пошли? Там есть и зелье.

Смотрите! Всё уже готово,
И яства, и блины, и слово.
И выпивка, хмельное чтиво:
Настойка медовухи, пиво.

Садятся. Стол, как загляденье,
На нём природы умиленье.
И утварь, скатерти, посуда,
Да всё тут истинное чудо.

Узоры, форма, разносоле,
Вот для желудка, где раздолье!
Как это всё создать возможно?
Когда с любовью, то не сложно.

Ну, что? Теперь за дело взялись,
Младые во голове уселись.
А дальше, как и подобает,
А может, кто, чего не знает?

По леву руку от невесты,
По праву руку – жениха.
И все так дальше по родству,
Кто дальний, то того к «хвосту».

Расселись, мест уж не хватает,
А не беда, двор всех встречает.
И тоже, так же, как и раньше,
По старшинству, потом, кто младше.

Уселись, начался процесс,
Сначала мудрость дарит вес.
Чтоб поняли, что всё непросто,
Пока любовь ещё подросток.

Слова те мудрые и учат,
Лишь помогают, а не губят.
Ум крепок в знаниях, здоров,
Бывает, правда, и суров.

Ведь, в нём вся жизнь, не баловство,
Живое истины лицо.
Разумность, честность и правдивость,
Так, как и нужно, в том учтивость.

Что ж обсудили, указали,
И с этим кончились печали
Медком запили, закусили,
И с тем на двор, все порешили.

Там, тоже люди, чтобы вместе,
Чтобы дружней и вместе с песней.
Настало время хороводам,
Пусть греется душа задором!

Чтоб и хотелось, и моглось,
Чтоб и любилось, и жилось.
Душа летала, как молодка,
Спасибо всем. Эх, жизнь красотка!

Когда все вместе – хорошо,
И так, до вечера с душой.
И что же дальше? Нужно спать,
Кому-то и рассвета ждать.

Устали молодые очень,
Душа уже другого хочет.
До этого их Волхв поздравил.
Благословил, да и отправил.

Не в Церковь, как у нас сегодня,
А там, где роща, дух приволья.
Там, где раскидистые ели,
Да и над камнем птичьи трели.

Причём здесь камень? А притом,
Тут славится любовь умом!
Он воплощает все желанья,
Когда она уж ждёт венчанья.

Он здесь давно, тут изначально,
Живой лежит, не виртуально.
Дремуч и мудр, и столько знает,
Что на весь мир его хватает!

Тот камень Алатырь зовётся,
Плохое тут не приживётся.
Он помогает всем влюблённым,
Кто уж летает окрылённым.

Он расширяет мир безмерно,
Он дарит то, что всем бесценно!
Ту истину, что всем желанна,
Чтоб расширялась лучезарно.

Вот тут вот и случилось всё,
Влюблённые нашли своё.
Подверглись, как бы испытанью.
Но по взаимному желанью.

Прошли его, не сомневайтесь,
Глядите, сами удивляйтесь!
Прошли к нему не испугавшись,
И встали рядышком прижавшись.

Знаменье вышло – грянул гром!
И Мама - Лада в голубом,
И молния упала в Камень,
А из него взметнулся пламень.

Сам же Валун, как заискрится!
Задвигался и засветился.
И облако образовалось,
В котором и живёт вся радость.

Она кругом, везде, во всём.
Цвет розовый живым дождём!
И в молодых часть поселилась,
Вся в их телах преобразилась.

Они аж засветились все,
Остались в этой красоте.
Теперь вселилось в них родное,
Огромное и неземное.

Волхв это понял и сказал:
«Ступайте, дети, час настал!
Вы стали вечностью единой,
Всегда огромной, неделимой».

«Прощайте! Я же приустал». -
Сказал и с этим же пропал.
Они вернулись в дом родной,
Мы с ними, вот и всё. Постой!

Да свадьба кончилась и что?
Пора им спать, а вот про что!
Им приготовили постель,
Закрыли дверь, одни теперь.

Князь руку протянул! – Жена.
Да, Любушка, вся с ним она.
Ответила ему услада,
Прильнула губками награда.

Волна желанья охватила,
Блаженство тело ощутило.
Раздался вздох, такой глубокий,
Волнением своим высокий.

Прикосновенья, как пожар,
Слова любви, эх - Божий дар!
Тут то, что ищет совершенства,
Спустилось нежное блаженство.

Пускай, не будем им мешать,
Уйдём, не станем досаждать.
Ведь это для двоих и только,
Не стоит тут стоять без толка.

На этом думаю и хватит,
Зачем впустую время тратить?
А если ждёте продолженья,
То я готов, лишь жду решенья!

Ну, что? Прощайте. Буду ждать.
Письма, иль весточки опять.
Ну, что? Пишите, я прочту,
Пока ж ищу лишь тишину.

Побыть немного, да и вспомнить,
Себе заветное напомнить,
Своё, что было, что ушло,
Но не забыто ничего.

Ну, вот и всё, теперь дерзайте,
Прекрасного себе желайте!
Любите, да и жизнь дарите,
Стремитесь, вот и воплотите!




Продолжу дальше о ушедшем,
Забытом, но таком сердечном.
О стольном граде, о Москве,
Где истина вся в серебре.

Не помню я на чём закончил,
Но расскажу, о чём всё ж вспомнил.
Так вот. Вот новый мой рассказ,
О новом, видно хочет глас!

Немного времени минуло,
И расставаться ночь взглянула.
Молодоженов разлучает,
Пора, так Родина желает!

Оставил Князь жену младую,
Как не хотелось! – Лик чарует.
Но надо, ведь всего дороже,
Что Роду славному пригоже.

Пора на скакуна, к делам,
Ведь выбрал он дорогу сам.
Не надо слёз, мечта сыреет,
Она, тревожа, лишь  жалеет.

А это не в угоду чести,
Звучат тут грустные лишь песни.
Не нужно это, не пытайся,
А вспоминай и улыбайся.

Прощай, любимая, и жди,
Прекрасное в себе храни.
И отбыл, нежно приласкав,
Ей веру с этим передав.

Любава, чуть глаза прикрыла,
Слезу с ресниц укоротила,
И сделала, что он просил,
Чтоб было с ним побольше сил.

Прощай, любимый, дорогой,
Я буду ждать тебя, родной!
И удалилась восвояси,
На этом кончились и страсти.

А Князь уже пылит дорогой,
Всё дальше, дальше за тревогой.
Туда, где ждут его дела,
Где зов из сердца для труда.

Туда, где ратное родится,
Туда, где Слободе явиться.
Чтоб обошла Страну невзгода,
И счастье было у народа.

Уехал, терем опустел,
И холодом подуло в дверь.
Любимый отбыл, и надолго,
Никто не знает. Эх, на сколько?

Всё ж по ночам слеза приходит,
Понятно, тут сердечко стонет.
Всё вспоминается, что было,
Не позабыть такое – мило!

А воин приступил уж к делу,
С умом, достоинством, умело.
Нашел то место, где стоять,
Где воинству зарю встречать.

Где им трудиться и учиться,
Чтоб защищать, за Славу биться!
Такое место есть, сгодится,
Есть всё на нём, чтоб потрудиться.

Ландшафт такой: Тут лес и поле,
Холмы и маленькие горы,
И речка рядышком бежит,
Ну, в общем, всё, что надлежит.

И началось, коль место есть,
Построили, что нужно здесь.
Тут вышки встали да и ров,
И стены, и для жизни кров.

Форпост построили такой,
Есть кузницы, ведь будет бой!
Стучат в них молоты, куют,
Победу создают, дают.

Всё с делом, толком и сноровкой,
Ведь молодость стучит подковкой!
Да и седины тоже в деле,
Все вместе, вот и преуспели!

Так быстро, месяц и готово!
Ведь если вместе, всё толково!
Все понимают, вот и славно,
И получается исправно.

Затем к учёбе приступили,
С ней поту столько - мышцы взвыли!
Но сам Перун им помогает,
Даёт советы, вдохновляет.

Поставили ему Кумир,
Пусть здесь стоит, вся сила с ним!
Свобода тут, но каждый знает,
Что Родину он защищает.

Всё то, что дорого, любимо,
Где те, кто ждут, зовут незримо.
Ведь там и матери родные,
И любушки – дары святые.

О них забота, да и труд,
Пусть счастливо, без страха ждут.
И пусть детей растят, голубят,
Заветы чтут и свято любят.

Вот, что ласкает, душу греет.
От этого и не сомлеют.
Не устрашатся и не дрогнут,
Что тут узнают, тем помогут.

Освободят и защитят,
И делать это знают как.
И без оружия, и с ним,
Хоть чем, с таким непобедим!

Но это часть пока, что знают,
И на коне, как ветер жарят,
С седлом и без, и без уздечки.
Да, не познать всё это с печки!

С зари встают и до темна,
Когда на небе уж Луна.
Вот так всегда и каждый день,
Нет жалости к себе – поверь!

Учёбе всё, и все мечты,
Стать первыми они должны!
Где лучший станет командиром,
А вместе воинской дружиной.

Собрал их Род, и он желает,
Отправил их и отвечает.
Кто тут спасует, тот изгой,
И кто решиться стать квашнёй?

Их просто на смех обрекут,
И тыкать пальцами начнут,
Плевать и сторониться станут,
Безродными в судьбине канут!

Вот и стремятся, понимают,
С желанием, с душой желают.
Такой закон, а он суров,
Так пролетел в учёбе год.

Да, было трудно, что тут спорить?
Мозоли с кровью долго сходят.
Но возмужали молодцы,
Теперь они уже спецы!

Команды быстро выполняют,
Лишь долетит, а все уж знают.
Единый организм с душой,
С единством будет и покой.

Освоили, как строй вести,
Как отражать и нанести.
С такими, лишь урон врагу,
И счастье защитить Страну!

Не одолеть таких, не сдюжить,
Таких лишь надо с страхом слушать!
Поверили в себя Орлы,
Достигли должной высоты.

И в этом Князь наш преуспел,
Создал такое, что хотел!
Такая мощь, как неба гром,
Но для любви, и чтоб с добром!

Чтоб защищать, предупреждая,
А не захватывать, желая.
Всё вовремя – Перуну честь!
Ведь прилетела уже весть:

Что тьма врагов ползёт на Русь,
Такая, где вся злости суть!
Где горе, стоны и утраты,
И кровь рекой - войны раскаты.

Такое вновь на Русь свалилось,
И это явно появилось.
Уже дома горят, поля,
То на окраине беда!

Страх из степей ночь привела,
Зловещее с тем принесла.
Моск понял, тишина ушла,
Пора встречать исчадье зла!

Разослана разведка в поле,
Глаза и уши, все в дозоре!
Нашли, где враг, куда стремится,
Какою численностью мчится.

Где главные стоят войска, и
И где его вся голова.
Что разузнали, то у Князя.
Эх, сил бы больше, вот зараза!

На одного же сто врагов,
Да трудно, но не ройте ров!
Собрал он всех, но тех, кто лучший,
Где ум с палату в высь зовущий.

Кому доверие во всём,
Кто люб и здравствует челом,
Кого дружинники избрали,
Кто выжал из себя печали.

С такими начал рассуждать,
Баталию в уме играть.
Да, трудная задача чести,
Да и присквернейшие вести.

Но что с того? Ведь Русь за нами,
Вот и должны, на Вы с врагами!
И предки рядом и за нас,
Ну, что славяне – в добрый час!

Придумали, как надо биться,
Все, как один, всем с целью слиться!
Такая силища и мощь,
Что ворогу пора помочь.

Ещё и хитрости чуть – чуть,
Смекалку тоже, чтоб ввернуть!
Ну, в общем, так всё и решили,
И к делу тут же приступили.

За ночь заставы насажали,
Они все будут, как кинжалы.
В укромные места засады,
Чуть туго, и они пропали!

Щипать, кусать врага нещадно,
Но жить и биться - это важно!
Чтоб волю вражью укротить,
Посеять страх, порыв убить!

Чуть, понемногу - сеять, сеять,
И расчленять, губить, развеять.
Со всех сторон и неустанно,
Но скрыто, резко и нежданно.

Поможет в этом Мать – Земля,
Укроет, сыновей храня!
Так и случилось – понеслось!
Тут нет того, что на авось.

Продуман план, и он коварен,
Так изворотлив, что шикарен:
Тут, как бы нет центральных войск,
Но их тут столько - просто воск!

И тает, тает вражья сила,
Уже теперь и не спесива.
Не знает, как себя вести.
Ну, просто горе на Руси!

Такого не бывало с ней,
Теперь уж загрустил и зверь.
Куда не сунется – беда,
Под дых и в спину, вот судьба!

Уж оскудел, теряя кровь,
Но всё ж силён и грозен он.
Весь сжался, гадкая пружина,
Но нет былого – тает сила.

Вновь ощетинился подранок,
Скопился, вот и недостаток!
Тут стрелы полетели тучей,
Умылся он слезой горючей.

Ну, а достать никак, пока,
Тут словно в сите облака!
Хоть ты тряси их, хоть волнуй,
Не достаёшь, печали жуй!

Почти сравнялась вражья сила,
Но огрызается строптиво.
Хоть полегло, как будто море,
Но не сдаётся злая воля.

Стоят и яростью горят,
Ведь понимает, что хотят.
И тут призыв звучит набатом:
«Ну, выходи, кто правит златом!

Кто алчность всю сюда ведёт,
А ну спытаем, чья возьмёт?
 Князь сам решил, что нужно делать,
Пора врага мечом изведать!

Что делать ворогу? И вышел.
Такой, что прямо еле дышит,
Как вошь на чистом теле,
Ну, прямо полная потеря!

Считает, правда, что от Бога,
Но шелудивая особа.
Черняв, и серая вся кожа,
В нём явно грязная заноза!

Она его и оживляет,
Войскам его жизнь продолжает.
Такая, что не передать,
Ну, прям, не знаю, как сказать.

Он, что она, или оно,
Самородящее гнильё.
Вот тут какое, вот вражина,
Самоплодящая скотина.

Но юркая всегда зараза,
Гляди за ней в четыре глаза!
Скакнёт, укусит и бежать,
Ну, точно тварь, пора унять!

Князь приловчился, да и сделал,
Двухполость напрочь всю отрезал!
В ней оказалась вражья сила,
Прощай голубизны трясина!

Упал калека, воет воем,
И рать его, где нечисть роем!
Кровища хлещет через край,
А для земли, так просто Рай!

Расчистилось она от жути,
Погибло царство зла и мути.
Добили, что осталось кучей,
Так сгинул каганат вонючий!

Мир наступил, земле блаженство,
Спокойствие и совершенство.
В честь радости такой безмерной,
Воздвигли город современный.

Москвой назвали, в честь былого,
Где кануло, что было злое!
Тем Моска – Князя наградили,
Навечно имя сохранили!

На этом, думаю, закончу,
Всё это было, не пророчу.
А может, будет, кто же знает?
Моя же мысль лишь намекает.

Желанье зверь, оно решает,
Что пожелаем, то и дарит!
Прощайте, голуби мои,
Дарите радость для земли!




Комментариев нет:

Отправить комментарий