воскресенье, 7 сентября 2014 г.

Участник конкурса в номинации "Публицистика" Цыганова Зарема

КТО, ЕСЛИ НЕ Я?
Имя Вячеслава Бочарова я впервые услышала в январе нынешнего года на концерте, посвященном памяти Владимира Высоцкого. Там же проходила и церемония награждения лауреатов премии «Своя колея», учрежденной фондом Высоцкого. Ее вручают тем, кто остается верным своим убеждениям и кому посвятил бы свои песни Владимир Семенович. Эту премию Вячеславу Алексеевичу вручил на сцене сын легендарного барда - Никита. К своему стыду, раньше я ничего не слышала о боевом офицере Вячеславе Бочарове, который в сентябре 2004 года принимал участие в освобождении заложников в Беслане  и первый ворвался в печально знаменитую школу № 1. В ходе  операции он получил тяжелое ранение в голову и перенес 12 сложнейших операций. За мужество и героизм, проявленные при выполнении специального задания, полковнику было присвоено  звание  Героя России с вручением медали «Золотая Звезда». Как оказалось, это далеко не единственная награда этого отважного человека. Офицер Управления «Вымпел» Центра специального назначения ФСБ, участник контртеррористических операций в Афганистане и Чечне, член Параолимпийского комитета является кавалером орденов «Красной Звезды»,  «За заслуги перед Отечеством» I и II степеней, медали «За Отвагу».

 После концерта я возвращалась домой потрясенная. Когда произошла Бесланская трагедия, я еще училась в школе. Помню, как мы испугались, когда учительница рассказала нам о том, что случилось с нашими ровесниками 1 сентября. Было очень страшно, что подобное могло произойти с нами. И теперь я почувствовала себя тем же испуганным ребенком. В моей голове не укладывалось, как Бочаров мог добровольно пойти на смерть, даже ради высоких и благородных целей. А как же инстинкт самосохранения, чувство ответственности перед своими близкими, ведь, наверное, у него тоже остались дети?
Но, когда судьба дала мне шанс пообщаться с полковником вживую, я поняла, что этот человек мыслит совершенно другими категориями. «Кто, если не я?» - просто говорит о себе боевой офицер, штурмовавший Бесланскую школу и проливавший кровь в Афганистане и Чечне.
… Когда у Путина на заре политической карьеры спросили: почему он стал чекистом, он ответил, что на его выбор повлияли хорошие советские фильмы про разведчиков. Киноромантика не обошла стороной и Вячеслава Бочарова. А самое большое впечатление на него произвел фильм «Офицеры», вышедший на экраны в 1971 году. Только за год его посмотрело 53 млн. человек. О таком рейтинге сегодняшним кинематографистам можно только мечтать! И  это при полном отсутствии спецэффектов и компьютерной графики. Разве можно сравнить «Офицеров» с его блистательным содержанием и потрясающей игрой актеров  с иностранными фильмами про супергероев и дешевыми отечественными боевиками? Вот и в особое подразделение «Вымпел», по мнению Вячеслава Алексеевича, ребята приходят  не потому, что хотят походить на Рембо. Главной мотивацией их выбора является убеждение, что зло должно быть наказано, а нуждающийся в защите должен её получить.
Когда наша страна столкнулась с террористической опасностью и  начали гибнуть ни в чем не повинные люди, Бочаров был уже полковником с 25-летним стажем службы в воздушно-десантных войсках. Он написал рапорт и, проявив определенную настойчивость, добровольно перевелся в антитеррористический центр ФСБ, в котором  прослужил 12 лет. В подобные подразделения приходят ни за рублем и ни за наградами. В «награду» там   можешь получить лишь могилу на городском кладбище и скорое забвение  окружающих. Помнить о тебе будут только близкие. Но кто, если не ты, рассуждал Бочаров, даст отпор насилию и жестокости? И разве не мужчина должен жить по совести и согласно чести, чтобы не было стыдно перед людьми и самим собой?
Конечно, война не проходит бесследно, она накладывает отпечаток на психику человека. И некоторые офицеры, прошедшие «горячие точки», «прикипали» к атмосфере войны, где, по их мнению, все предельно ясно: «Здесь ты, там – враг, и врага нужно уничтожить». Не найдя себя в обычной жизни, они добровольно отправлялись в Чечню по десять и более раз. Стоит ли в таких случаях говорить о расстройстве психики, когда человек уже не мог не воевать?
По  мнению Бочарова, подобную ситуацию можно расценить двояко. Ребят, выезжающих в служебные командировки по несколько раз, действительно, было немало.  Контртеррористическая операция длилась ни один год и  привлекались к ней, как правило, одни и те же части. Но, если  человек сознательно рвется туда, где гремят выстрелы, ради дополнительной порции адреналина, то необходимо уже срочно обращаться к  психологу. Нормальный, здравый человек к войне привыкнуть не может.
Мы долго разговариваем с Бочаровым об Афганской войне, которую сегодня все чаще называют бессмысленной бойней и ошибкой советского правительства. У полковника свои убеждения на этот счет: история не знает сослагательного наклонения. Я принимал участие в боевых действиях в Афганистане, был ранен. Но не убивал мирных жителей, не сжигал деревни, не применял против афганцев химического оружия, а ведь именно так вели себя американцы во Вьетнаме».
Как-то на глаза мне попалась книга журналиста «Русского репортера» Соколова-Митрича «Чему нас не учат на журфаках?». В ней репортер, выезжавший в командировки в Беслан и на место трагедии подводной лодки «Курск», описывал свои ощущения от встреч с близкими погибших, которые  пытались улыбаться и шутить со стеклянными глазами. Психолог тогда пояснил журналисту, что это – защитная реакция психики человека, которая не дает ему сойти с ума.
Бочаров вспоминал свой Беслан, где было не до эмоций, где работали над задачей спасения заложников и минимизирования их потерь. О собственной безопасности не думал никто. Свою задачу они выполнили с честью. Спустя  три года, когда полковник вновь прилетел в  Беслан и впервые увидел «Город ангелов», детские фотографии на надгробиях, скорбящих родителей и близких погибших, он в очередной раз был  потрясен бессмысленной жестокостью террористов. Захотелось привести туда их родителей, детей  и сказать: «Вот смотрите, это сделал ваш отец, брат, сын».  
        Вообще мусульманский терроризм – это особое явление. Работая в «горячих точках», Вячеслав Алексеевич пытался понять психологию террориста, искал ответы на свои вопросы в литературе. В одном из источников наткнулся на любопытный пример, который привел один из ведущих мусульманских богословов на вопрос о шахидах. Если воин, окруженный на поле боя кольцом неприятелей-иноверцев, взрывается, чтобы избежать плена, забрав с собой врагов, то его действия оправданы. Но ваххабиты перенесли понятие шахида на террориста-смертника. Они трактуют Коран в своих целях, обещая исполнителям за произведенный взрыв 70 прекрасных девушек в раю.
Меж тем, ни в одном из источников мусульманской религии не говорится о разрешении проливать кровь невинных людей. И ни одна мировая религия не призывает к насилию. Заповеди для всех верующих приблизительно одинаковые, и все они основаны на понятии любви к ближнему. Мы долго жили мирно в одной большой стране. Увы, ее больше нет. Зато появилась реальная угроза религиозного экстремизма. Ее необходимо решать и, прежде всего, идеологическими методами.
С этой целью Вячеслав Алексеевич часто встречается со школьниками, проводит лекции на военно-патриотические темы. И с сожалением констатирует: после встреч с ребятами  создается впечатление, что мы растим «иванов», не помнящих родства. В одной из московских школ полковник беседовал со старшеклассниками о героях Отечества. Никто из них не смог ответить, какие подвиги совершили Виктор Талалихин, Зоя Космодемьянская, генерал Панфилов. Школьники  ничего не знают о мужестве и смелости Николая Гастелло, Александра Матросова, генерала Карбышева  и других великих героев. И вообще их представления о победе советского народа в Великой Отечественной войне весьма туманны. Бочаров подготовил для школьников видеопрезентацию, но из всех Героев СССР и РФ они узнали только Сергея Шойгу… Ребята с неприкрытым интересом смотрели на фото и видео, но не смогли назвать ни одного российского космонавта, кроме Гагарина.
Полковник рассказал старшеклассникам о прошедших Параолимпийских играх, показал фотографии наших чемпионов. Выяснилось, что и в этой области школьникам сказать нечего. После таких встреч Вячеслав Алексеевич, по его признанию, испытывает смешанные чувства. С одной стороны, замечает неприкрытый интерес молодежи к героическому прошлому и настоящему, а с другой  – полное невежество. Многие ребята прямо заявляют, что определились со своей будущей специальностью, и поэтому те или иные дисциплины им не нужны. Но что это за специалист с высшим образованием,  который ничего не знает о своей стране, об истории своего государства?
Бочаров много и объективно говорит об омоложении преступников, о том, что детей надо учить уважать друг друга, а не вооружать, о засилии преступной романтики на телеэкранах. Он критикует законопроект о возможном привлечении к уголовной ответственности с 12 лет, утверждая, что тюремная среда занимается воспитанием лучше государства и готовит свой продукт качественнее.
Но как поступать с уже имеющимися малолетними преступниками? К примеру, в одном из городов Башкортостана был зафиксирован случай, когда девочки 8 и 11 лет задушили пятилетнюю соседку только потому, что ее серьги оказались круче, чем у них. «Что делать с этими маленькими убийцами?» - задаю Герою России провокационный вопрос. – « Пусть они дальше ходят в обычную школу и подыскивают новую жертву в более  дорогих украшениях?
Полковник парирует его моментально.   «Есть страны, где возраст детей,  подлежащих уголовной ответственности, значительно ниже, чем в нашей стране. Но хотелось бы посмотреть статистику, как повлияло тюремное заключение или другое ограничение свободы на последующее исправление ребенка и формирование законопослушного гражданина. Вряд ли она положительная. Когда мы говорим о том, что преступность молодеет, то надо спросить, а что этому способствует? Ведь это мы - взрослые виноваты, что дети становятся на преступный путь. Они многое делают неосознанно, порой просто подражая взрослым. Это мы  с утра до вечера предлагаем им быть свидетелями убийств, насилия, грубости, разврата, льющихся мощным потоком с экранов, не предлагая взамен практически ничего».
Остро стоит проблема и террористического интернет-зомбирования: ваххабиты выискивают своих жертв повсюду,  в том числе, воздействуя на молодежь в социальных сетях. Однако, по мнению Бочарова, на любую пропаганду должна быть контрпропаганда. Если интернет – это своеобразное оружие массового воздействия с поражающим эффектом, то необходимо отыскать методы его нейтрализации. Государство, считает Бочаров, не должно оставаться в стороне от этого целенаправленного процесса уничтожения человеческой личности.  Если мы хотим, чтобы у нас выросли нормальные дети, и у них было достойное будущее, их нужно защищать и обязательно помогать. А кроме нас никто этого не сделает. Подписываюсь под каждым словом Героя России.



Комментариев нет:

Отправить комментарий